НОВОСТИ
Интервью председателя парламента Ашота Гуляна информагенству “NEWs.am”
10 сентября 2016

Об ожидаемых конституционных изменениях в Карабахе, беспокойствах в общественно-политических кругах, о вероятности возобновления войны и 25-летнем пути, пройденном независимым Арцахом, в интервью корреспонденту Новости Армении – NEWS.am рассказал председатель парламента НКР Ашот Гулян.

Господин Гулян, несколько дней назад была опубликована концепция конституционных реформ Нагорно-Карабахской Республики, которая предусматривает переход от полупрезидентской формы  правления к президентской. Почему была избрана президентская модель и почему именно сейчас?

На мой взгляд, самым главным пунктом на данный момент является то, что уже начали поступать конструктивные предложения вокруг концепции, и, за исключением нескольких предвзятых мнений, для нас очень желательно, что есть полезные предложения, которые мы учтём в работе над проектом конституционных реформ в дальнейшем. Почему президентская модель? Мы не могли не учитывать те особенности, которые сегодня есть в НКР.

Вполне естественно, что на обсуждениях преобладала модель, которая была принята недавно в Республике Армения, но время, сегодняшние реалии НКР, общественные настроения и точки зрения на политическом поле (которые в данном случае различны) подсказали нам, что мы должны больше подумать и сделать правильные выводы. Думаю, здесь очень важна не столько модель управления как таковая, сколько её эффективность. Именно исходя из этих соображений, мы отдали предпочтение президентской модели, которую в классической классификации можно назвать президентской, но мы не исключили  включение в проект других форм управления.

До апрельских событий муссировались разговоры о том, что Республика Арцах пойдёт именно по модели Республики Армения, то есть перейдёт на парламентскую систему. Что изменилось после апрельской войны, и какие коррективы были внесены?

Апрельские события, конечно, повлияли на эти обсуждения. Если рассматривать лишь внешнюю сторону, то в результате апрельской войны мы были вынуждены дважды отложить сроки представления концепции конституционных реформ, но я не думаю, что лишь этим обусловлен тот факт, что в концепции конституционных реформ предпочтение было отдано президентской модели. Но и до апрельских событий мнения в нашем политическом поле, кажется, разделились на две части. Можно сказать, что в результате апрельской войны у нас было больше времени подумать,  глубже обсудить основные направления конституционных реформ. С убеждённостью могу сказать, что в нашем выборе большую роль сыграли вопросы безопасности и обороны.

 

 

Какие задачи не поддаются решению сейчас, но могут быть решены при наделении президента сверхполномочиями?

Думаю, такая постановка вопроса не так уж правильно отражает нынешнюю обстановку, потому что при любой форме правления можно ставить и решать вопросы. Речь идёт о том, что в условиях необъявленной войны и наличия внешнеполитических задач в Нагорно-Карабахской Республике гораздо больше востребована  сильная и централизованная власть. Кстати, во время обсуждений мы не только учли мнения в нашей специализированной комиссии, но и провели консультации с теми специалистами по конституционному праву, которые составили проект реформ в Армении. Конечно, во время публичных обсуждений гораздо больше внимания уделялось настроениям, которые сейчас есть в обществе и на политическом поле Арцаха.

Есть ли у вас опасения, что переход на президентскую систему или наделение президента такими полномочиями нанесет ущерб демократической репутации НКР?

Таких беспокойств у меня нет, потому что за эти 25 лет в НКР испытание прошли все модели управления, и при всех Карабах сумел сохранить свою демократическую репутацию, потому что для Арцаха быть демократическим, правовым и суверенным государством – это не задача на какой-то период или реализация каких-либо конкретных целей, а его естественный выбор. У народа, стремящегося к свободе, иного пути нежели демократический, не может быть. В мире есть множество демократических стран с любым типом управления. Это больше связано с ценностями, которые исповедует общество страны. Думаю, какую бы модель ни выбрала Республика Арцах, она обязана быть демократической. И Карабах как был, так и останется на передовых позициях на Южном Кавказе и постсоветском пространстве по рейтингу демократического государства.

Концепция конституционных реформ предусматривает, что выборы парламента и президента Карабаха пройдут одновременно. Известно, что  в 2017 году истекают полномочия президента, а в 2020 году – парламента. Что будет за эти 3 года? Есть ли беспокойства, что могут возникнуть серьезные проблемы?

Поскольку мы ставим задачу смены формы правления, у нас обязательно будет потребность в переходном этапе. Уверен, что специализированной комиссии удастся найти такие регулирования и порядки, которые помогут перейти на новый этап без потрясений, чтобы общество никоим образом не ощутило смену системы управления.

Некоторые политические деятели и аналитики выражают озабоченность, что новая Конституция направлена на воспроизводство действующей власти.

Я более чем уверен: когда бы ни начался процесс конституционных реформ, такие мнения звучали бы, потому что это политическая борьба, и здесь каждый волен высказывать своё мнение. По-моему, любая власть отвечает за то, чтобы заложить правильное продолжение курса. Здесь больше вопрос ответственности, чем привилегий. И Нагорно-Карабахская Республика не исключение. И власти правильно ставят вопрос о том, какое продолжение получат система управления и все остальные конституционно-правовые регулирования.

В парламенте НКР, можно сказать, все политические силы поддерживают президента, а оппозиции, казалось  бы, нет. Не кажется ли Вам, что это недостаток демократии?

Не думаю, потому что вопрос о недостатке демократии, наверное, решается не в этой сфере. Из 5 сил парламента Арцаха две пришли в парламент с оппозиционной пропагандой и взглядами, а то, какое место они занимают в парламенте, решает народ. Не хочу утверждать, что мы всё уже сделали в нашей демократической системе, но в Карабахе это не может искусственно формироваться, нельзя создавать искусственные основы, чтобы показать миру, что этим обусловлен наш демократический рейтинг. Мы должны понять, что единая идеология и философия, преобладающие на политической арене Арцаха, в особенности во внешнеполитической сфере, некоторым образом ограничивают наличие оппозиции в стране.

Учитывая последние процессы в регионе, видите ли Вы какую-либо вероятность возобновления войны?

Поведение наших соседей, их неадекватное  отношение, нежелание решить вопрос переговорным путём, всегда оставляет какую-то вероятность войны, но если попытаться понять, что произойдет в будущем путем классического анализа, то, мне кажется, апрельские военные действия показали нашим соседям, что в воображаемом ими войне успех невозможен, потому что за последние 15—20 лет в регионе сформировались такие системы обороны и безопасности, которые не оставляют места для столь быстрых военных действий. Какие-то уроки противник извлёк, но каким будет его поведение в будущем, я сказать затрудняюсь.

Мне кажется, серьезная работа предстоит международным посредникам, занимающимся урегулированием карабахской проблемы. Мир и стабильность в регионе – цель и задача не только НКР и Армении. Если мир заинтересован в том, чтобы здесь царили мир и стабильность, тогда нужно найти действенные механизмы воздействия  на милитаристские устремления Азербайджана.

Считаете ли Вы достаточными усилия Минской группы ОБСЕ?

Апрельские события показали, что, конечно, их недостаточно. Недостаточно не потому, что нет желания урегулировать вопрос. Мне кажется – потому, что сопредседательство Минской группы проявляет излишнюю осторожность, особенно в правильных мессиджах в адрес сторон конфликта. Уже который год мы говорим, что в этой изменчивой обстановке, при постоянных нарушениях режима прекращения огня со стороны Азербайджана, нельзя ставя знак равенства между сторонами, повлиять на ситуацию. Кажется, заметны некоторые сдвиги, связанные с тем, что те же посредники предлагают внедрить механизмы расследования или создать на передовой возможности фиксировать вероятные нарушения. Но мы видим, что эта работа ведётся в условиях неприятия со стороны Азербайджана. Это не должно ограничивать работу посредников, потому что пока мы таких действенных механизмов не имеем, всегда будут возникать вопросы, кто стрелял, кто начал и т.д.

Что нам удалось сделать за 25 лет независимости и чего мы не сделали, но могли бы?

Не нужно забывать, в каких условиях мы работали эти 25 лет, в каких условиях смогли развивать независимую государственность - в условиях постоянной или непрекращающейся войны, блокады, политической изоляции которую и сейчас продолжают наши соседи. В такой обстановке нам удалось сформировать все институты независимого государства. Когда мы провозгласили независимость НКР, мы, возможно, имели атрибуты государства во многих отраслях, но двух направлений точно не имели - систему обороны и самостоятельную внешнюю политику. Или же возьмем к примеру парламент: у нас был этот институт народных депутатов,  но все равно парламент независимой Республики Арцах, который осуществляет работы уже в 6-м созыве, показывает, что прошёл достаточно долгий путь, сопровождающийся беспрерывными динамичными развитиями. Это самый серьезный успех.

Что не удалось… Здесь, думаю, в основном речь идёт о процессе международного признания Арцаха. Возможно, мы могли бы сделать большее, но учитывая условия, в частности то, что и сегодня Азербайджан упорно пытается во всех международных организациях принимать против Карабаха различные резолюции, проводить демарши, при всём том мы смогли добиться того, что НКР как самостоятельное государственное образование приемлемо для многих, это видно по процессу признания нашей республики. Возможно, пока этот процесс идёт на уровне штатов, регионов, городов, но это шаги, которые обязательно приведут к более крупным успехам. Хочу также подчеркнуть, что нам многое предстоит сделать и для развития экономики страны, совершенствования демократической системы.  Но если сравнить то, чего мы добились, с тем, что у нас было – разница колоссальна.

НОВОСТИ