НОВОСТИ
Ответы председателя НС на озвученные в ходе пресс-конференции вопросы
26 декабря 2015

Вопрос: Р. Ишханян. Сегодня на линии соприкосновения ВС НКР и Азербайджана сложилась беспрецедентно напряженная ситуация, которую Министерство обороны Нагорно-Карабахской Республики оценило следующим образом – Азербайджан приближает ситуацию к военной. Как известно, на состоявшемся в Москве саммите ОДКБ очень жесткой была и речь президента Армении. Какие новые задачи ставит эта ситуация перед парламентом с точки зрения работы с международным сообществом и воздействия на позицию мирового сообщества?

Ответ: А. Гулян. Спасибо за вопрос.  Ясно, что наша пресс-конференция не могла обойти столь актуальные темы. Мы вместе с вами не только в эти два года, но и в предыдущие годы, в том числе и с трибуны парламента, на разных встречах заявляли, что  поведение Азербайджана изо дня в день представляет все более серьезную угрозу. С сожалением должен отметить, что вследствие очень пассивного и безразличного отношения мирового сообщества Азербайджан довел ситуацию до такой напряженности, когда события напоминают  ежедневно передаваемые с фронта сводки.

Безусловно, в данной ситуации очень важно следить за предпринимаемыми Азербайджаном в последние несколько лет действиями: для нас очевидно, что Баку не в состоянии сдерживать свои реваншистские устремления, а это ведет к открытому противодействию нового уровня.

Речь президента Армении на саммите ОДКБ, комментарии президента Республики Арцах армянским СМИ являются адекватной реакцией именно на это явление. Это реакция сторон, владеющих ситуацией, что, на мой взгляд, вытекает из уверенности Армии обороны, из логики удерживания ситуации на передовой под контролем и, естественно, сдерживания Азербайджана от намерения углубить свои претензии. Если же мы обобщим, что сегодня происходит на передовой линии, то, думаю, эта формулировка не будет утрированной: Азербайджан сегодня стал серьезной угрозой с точки зрения региональной и международной безопасности.

Последствия дальнейшего обострения ситуации со стороны Азербайджана касаются не только НКР и Армении. Сегодня международное сообщество как на региональном, так и на глобальном уровне столкнулось с очень серьезной угрозой из-за очередного авантюризма Азербайджана.

Было бы неправильно распределять работы на парламентском уровне, поскольку это не место для отдельных направлений государственной политики. Здесь, несомненно, есть необходимость в парламентской деятельности с учетом роли парламентской дипломатии в мире. Представляя значение этой работы, я считаю, что это касается Национального собрания НКР, парламента Республики Армения и законодательных органов всех дружественных стран. Внешние связи устанавливаются не для того, что мы зафиксировали, констатировали и направляли дружеские приветствия. Все это, наряду с теоретическим подходом, должно проявиться и на практике. Если это не так то, все подобные связи бессмысленны.

Вопрос: А. Даниелян. Последние геополитические развития событий на фоне обострения отношений между Россией и Турцией стали все чаще свидетельствовать о том, что Россия хочет войти в регион, Армению и Карабах. Все чаще говорят о дислоцировании российских войск. Я бы хотела узнать Вашу позицию в этом вопросе. Существует ли необходимость в дислоцировании российских или других миротворческих сил или нет и к каким последствиям это может привести?

Ответ:  А. Гулян. Россия присутствовала в регионе всегда, и речь не идет о чем-то новом. Вопрос понятен, речь, по всей вероятности, идет о более активной вовлеченности России в процесс решения конфликтов. Думаю, в этой ситуации, как мы чуть ранее отметили, в ситуации доведения напряженности конфликта до крайне высокого уровня применение возможностей Армии обороны НКР и соразмерный ответ на предпринимаемые Азербайджаном меры уже говорят о соразмерности.

В сложившейся ситуации наш потенциал достаточен как для самообороны, так и для адекватного ответа. Констатация нами того, что за эти годы карабахский конфликт следует считать успешным и уникальным процессом осуществления собственными силами миротворческой миссии, является уместной и, непременно, продолжит оставаться таковой.

Другой вопрос, что все те организации, который сегодня представлены или имеют интересы в регионе, речь идет и об ОДКБ, и о других европейских структурах, должны адекватно оценивать сложившуюся ситуацию и предпринимать действенные меры для сдерживания этих чрезмерных притязаний Азербайджана.

Я приведу лишь один пример: настало время напомнить Азербайджану об обязательствах, которые он взял на себя в момент вступления в европейские структуры. Все мы помним, что в момент, когда Азербайджан принимали, были довольно серьезные сомнения касательно того, насколько эта страна соответствует той же европейской системе ценностей, связанных с защитой прав человека, демократией. Однако международные организации, международное сообщество закрыло глаза на все это лишь по той простой причине, что Азербайджан обязался решить карабахский конфликт исключительно мирным путем. Сегодня, однако, все забыли про это обязательство, и, на мой взгляд, если в международных структурах сегодня могут сдерживать более авторитетные государства, то в случае с Азербайджаном это просто необходимость.

Вопрос: М. Давтян. Мой вопрос касается конституционных реформ.  В ходе ноябрьской пресс-конференции президент республики уже заявлял о том, что невозможно, чтобы в одном армянском государстве действовала одна система управления, а в другом – другая. Меня интересует то, назрела ли пора для этого и ведутся ли подобные обсуждения для проведения конституционных реформ и в Арцахе.

Ответ: А. Гулян. Наверное, это один из тех вопросов, которые обязательно должны были прозвучать. В последние несколько дней я сам размышлял над тем, насколько в сложившейся ситуации наше отношение соответствует муссируемым темам и невольно сделал такое сравнение: в будущем году мы будем отмечать 25-летие провозглашения НКР. Это серьезный юбилей, но не только с точки зрения значения даты, но и с точки зрения пройденного нами пути. В будущем году исполнится и 10-летие со дня принятия нашей Конституции. И я попытаюсь коснуться Ваших вопросов сквозь призму именно этих юбилеев. Мне кажется, что никогда ни одна тема в Карабахе не была закрытой и мы не начали говорить о конституционных реформах лишь в последние месяцы.

Я хочу сообщить, что еще с 2013 года, быть может, не публично, но мы на нескольких этапах проводили подобные консультации с участием политических сил, в результате чего мы решили, что обсуждения следует продолжить, чтобы понять, какие возможности создадут последующие политические реалии для развития этих тем.

Мне просто хотелось бы сделать следующее сравнение: в течение 25 лет в НКР были испытаны и парламентская (до 1994 года), и президентская модели государственного управления.

По моему глубокому убеждению, в вопросе изменения моделей управления мы всегда должны исходить из того, какой общественный спрос существует сегодня в нашей стране. Естественно, после результатов прошедшего в Армении процесса конституционных реформ и особенно референдума эти разговоры в НКР еще больше активизируются. На данный момент я затрудняюсь рассматривать этот вопрос в качестве первоочередной задачи, стоящей на повестке дня, поскольку в сложившейся ситуации для нас более срочными стали преимущественно вопросы безопасности и обороны. Думаю, в ближайшее время, конечно, в условиях, адекватных ситуации, мы обязательно продолжим эти консультации с целью формирования определенных политических условий для того, чтобы вести более конкретный диалог о реформах.

Вопрос: Н. Саакян. В минувшем году Азербайджану удалось, подкупив должностных лиц "заказать" доклады в ПАСЕ. Каким Вы видите наше противодействие мерам, предпринимаемым Азербайджаном?

Ответ: А. Гулян. Ситуация, на мой взгляд, видима для всех: общий фон представляемых на международной арене докладов и резолюций касательно карабахского конфликта негативный  или неблагоприятный для нас. Причина не только в нефти или "икре": за последние годы, преимущественно после 2008-2010гг., азербайджанская сторона взяла конкретный политический курс, понимая, что время идет и чем больше мы отдаляемся от 1988, 1991 года, тем сложнее будет каким-то образом, по его представлениям связать карабахскую проблему с Азербайджаном. В результате, эта политика Азербайджана больше сосредоточилась на международной арене, в парламентских структурах разных уровней.

Сегодня в европейских или любых международных парламентских структурах, если мы суммируем лишь количество азербайджанских и турецких делегаций, то получится очень большая сумма, и для противодействия этой работе мы должны иметь если не одинаковое количество депутатов или человеческих ресурсов, то хотя бы соразмерную и балансирующую работу с другой стороны. Ясно, что эта работа по своему объему и качеству на протяжении нескольких лет не соответствовала усилиям Азербайджана и в результате, благодаря проводимой годами активной лоббистской работе, Азербайджан в некоторой степени поменял качество в международных структурах в связи с карабахской тематикой. Но мне бы хотелось подчеркнуть одно важное обстоятельство: эта проводимая Азербайджаном в международных структурах работа удивительным образом сопровождалась грубыми нарушениями европейских ценностей внутри самого же Азербайджана, что не может быть естественным. Как могут парламентские делегации других стран, работающие в европейских структурах, зная о происходящих в Азербайджане развитиях событий, таким образом реагировать на представляемые Азербайджаном доклады? В этом и состоит то противоречие, которое показывает нелогичность явлений. 

Месяц назад мы вместе с руководителями парламентских фракций и комиссий провели конкретное обсуждение относительно того, как можно противодействовать или каковыми будут действия депутатского состава, и пришли к следующему заключению: в январе планируется визит наших партнеров из Национального собрания Армении в Арцах (особенно это касается руководителей и ответственных лиц делегаций, работающих в международных структурах), и мы попытаемся разработать общую тактику, в результате чего мы надеемся, что ситуация в тех же международных организациях в некоторой степени изменится.

Вопрос: Н. Саакян. Вы отметили, что Национальное собрание 6-го созыва действует на постоянной основе. Семимесячный срок достаточен для того, чтобы оценить деятельность парламентов, работающих на постоянной или полупостоянной основе. 5 законодательных инициатив – достаточно ли это для проведения прямых параллелей?

Ответ: А. Гулян. Безусловно, этого недостаточно, но я предлагаю оценивать деятельность парламентов, работающих на постоянной и непостоянной основе, не только по количеству законодательных инициатив. Крайне важна каждодневная работа, которая выполняется в постоянных комиссиях и фракциях. Поскольку все те функции, которые я чуть ранее отметил, связанные с законодательной работой, межпарламентскими связями, различными инициативами, внутри нашего общества, предложения, касающиеся армии, и  т.д., формируются именно в результате постоянных обсуждений, дискуссии, а иногда и при столкновении взаимопротиворечащих мнений. Я бы подчеркнул то обстоятельство, что в парламенте 6-го созыва еще не было такого случая, чтобы мнения были совершенно противоположными и их невозможно было бы сблизить. В этом смысле, думаю, политический диалог и плюрализм позволят озвучить гораздо больше мнений в парламенте.

До тех пор, пока мы в Национальном собрании не сделаем все эти вопросы парламентскими, а парламент – ареной публичных обсуждений и представления мнений, очень сложно будет принимать правильные решения, так как именно после таких правильных решений бывает уместно представлять законодательные инициативы.

Вопрос А. Даниелян: В предыдущем парламенте все политические силы были провластными, а в новом присутствует и оппозиция. Чем оппозиция помогает работам парламента и является ли деятельность нового парламента более эффективной, нежели деятельность предыдущего парламента?

Ответ: А. Гулян. В предыдущем парламенте также были оппозиционеры, у нас были и различные мнения. Это нельзя отрицать. Все зависит от правильной формулировки работ. Я надеюсь, что результат разных политических курсов будет более видимым и понятным. Если мы не направим этим работы в конструктивное русло, будет очень сложно. В этом смысле работа усложнилась, поскольку мы имеем дело с разными мнениями, однако до сих пор противоположных полюсов не было. Разнообразие наших политических мнений, быть может, в каком-то смысле не полностью обеспечивается, как это предполагается в классическом понимании. Например, если во внешнеполитических вопросах все политические силы придерживаются одного курса, то в результате остаются лишь внутриполитические темы. Этого, наверное, мало для публичного и видимого позиционирования политического плюрализма. Однако, я считаю это одним из наших преимуществ, поскольку, на мой взгляд, чем больше в парламенте единства в тех важных, интересующих общество Арцаха вопросах, связанных с будущим нашей страны, безопасностью нашего народа, тем больше польза и ожидаемый результат.

Вопрос: А. Даниелян.  В Национальном собрании сократилось число служебных автомобилей. Расскажите, пожалуйста, кому были предоставлены автомобили и по какой цене, поскольку в обществе бытуют мнения о том, что автомобили по очень низким ценам приватизировали те же чиновники?

Ответ: А. Гулян. В минувшие годы мы постоянно говорили о том, что система государственного управления раздута, слишком централизована, есть необходимость в сокращении служебных автомобилей, вести политику по оптимизации и т.п. В конце концов, мы дошли до того пункта, когда оптимизация осуществляется, но теперь недовольны результатами или это неправильно воспринимается. С одной стороны это естественно, поскольку какими бы ни были результаты, это очень болезненная тема, когда речь идет о сокращениях. Под этим следует понимать и конкретные человеческие судьбы.

Естественно, эта политика оптимизации не могла обойти парламент: сократилось число водителей, обслуживающих служебные автомобили. Я хочу, чтобы была понятна причина не столь серьезных сокращений в парламенте. Год назад, когда в парламенте на постоянной основе работали лишь 16 депутатов, мы обеспечивали работу Национального собрания благодаря деятельности того же аппарата, что и сейчас. В середине года работа 33 депутатов, работающих на постоянной основе, продолжается, организовывается благодаря деятельности почти того же количества сотрудников аппарата. Это означает, что мы не добавляли искусственно, избегая подобных проблем  в дальнейшем. Что же касается автомобилей, то отмечу, что парламент не отчуждает автомобили и не дает их кому-то. В установленном порядке, а также учитывая мнение депутатов, мы сократили 4 автомобиля, которые в установленном порядке были представлены в правительство для отчуждения. В функции Национального собрания эти вопросы не входят. Это не тот орган, который дает оценку, делает пожертвования или выделяет средства. 

НОВОСТИ